Куросукэ Арисада

Армии XVI столетия

Кровавые междоусобицы эпохи Сэнгоку дзидай привели к появлению целого сословия, единственным занятием которого была война. Если самурай предшествующих веков прежде всего земледелец, выступающий в поход по зову господина и после войны возвращающийся к своему полю, то самурай XVI века – профессиональный солдат, воюющий за жалованье – рисом, деньгами или землей. Такие воины составляли ядро постоянных армий, хотя и многочисленных в сравнении с предыдущими эпохами, но все же недостаточных для ведения непрерывных войн. Поэтому на время отдельных кампаний князья набирали ополчение из крестьян – асигару. В первой половине столетия они играли вспомогательную роль и обычно не превышали количества самураев, но после введения огнестрельного оружия число асигару резко возросло, что отразилось и на размере армий. Вот, например, изменение численности войска клана Симадзу[1]:

1411 – Симадзу Мотохиса, 3 000 чел.

1484 – Симадзу Такэхиса, 5 000 чел.

1576 – Завоевание Северного Кюсю, 100 000 чел.

1578 – Осада замка Минамата, 115 000 чел.

1592 – Отряд Симадзу в Корейской войне, 15 000 чел.

1600 – Отряд Симадзу при Сэкигахара, 12 000 чел.

1614 – Зимняя кампания в Осака, 10 600 чел.

Чтобы содержать профессиональную армию, даймё совершенствовали систему мобилизации. Такэда Сингэн, например, поделил все население Кай на три группы – крестьяне первой полностью освобождались от налогов, но по первому зову являлись на службу, входящие во вторую платили 40% налог и в случае необходимости служили вторым эшелоном, а в третьей земледельцы платили 60% налог, зато полностью освобождались от военной службы. В других княжествах система рекрутинга была проще. Симадзу, например, в 1578 г. призывали с каждого земельного владения по 1 вооруженному воину на 3 акра земли (тё), и дополнительно 1 вооруженного слугу на владение. Таким образом, владелец 1 тё выставлял 2 человек, а владелец 10 тё – 11 человек. Ходзё Удзиясу вообще набирал всех мужчин от 15 до 70 лет, но судя по тому, что армия Ходзё не превышала 40 тыс. человек, вряд ли его указы действительно исполнялись. После того, как Хидэёси провел опись всех земельных владений, рекрутов стали набирать в соответствии с количеством дохода даймё, измерявшегося в коку (коку – минимальное количество риса, достаточное для пропитания одного взрослого человека в течение года, около 150 кг). Так, начиная Корейскую войну, Хидэёси потребовал, чтобы все даймё предоставили от 6 (ближайшие к Корее провинции) до 3 (самые удаленные области) человек на каждые 100 коку дохода. В первые годы сёгуната Токугава было определено, что на 1000 коку землевладелец должен поставлять 20 пехотинцев и 2 всадников, а в 1649 г. состав таких отрядов был расписан более подробно. На каждые 2000 коку вассалы дома Токугава предоставляли:

8 самураев

3 оруженосца

6 копейщиков

2 аркебузира

1 лучника

1 носителя сандалий

1 носильщика нодати

2 командиров асигару

1 носильщика шляпы

2 фуражиров

4 конюхов

7 носильщиков

 

Основой любой феодальной армии была гвардия (хатамото), состоявшая из личных самураев князя и его самых верных вассалов со своими отрядами. Так, гвардия Ходзё, Го-Хатамото, состояла из 960 всадников, собранных в 48 взводов (по числу знаков японской азбуки) по 20 человек. Каждые 7 взводов формировали 1 эскадрон, кроме последнего, состоявшего из 6 взводов. Датэ Масамунэ имел хатамото в 250 человек – 50 лучников, 100 аркебузиров и 100 копейщиков. «Великая гвардия» Токугава Иэясу (О-бан) первоначально состояла из трех отрядов, каждый из которых включал капитана (о-бан касира), 5 лейтенантов (о-бан кумигасира) и 15 гвардейцев (о-бан). Поскольку каждый гвардеец приводил с собой несколько самураев, численность одного отряда была около 250 человек. В 1592 г. таких отрядов насчитывалось уже пять, а в 1623 г. – двенадцать.  Сохранилось подробное описание личной гвардии Симадзу Ёсихиса (1587):

300 асигару 100 лучников, 100 копейщиков и 100 аркебузиров,  десятком командует один самурай, а каждой сотней два офицера.

Штабные офицеры: 3 бугё,[2] при каждом 30 чел., 3 знаменосца, при каждом 60 чел.,  4 бугё для организации полевых работ (осады и т.д.) и 4 бугё для надзора за лошадьми, 12 чел. при каждом.

Личные слуги: 20 носильщиков багажа; 6 всадников с княжеской казной; 60 пехотинцев; 60 пажей (комоно); 2 носителя шляп; 2 носителя геральдических пик; 3 бугукакэ – ящика с комплектом доспехов, по 3 носильщика на каждый; 3 лошади даймё, 5 конюхов на каждую; 3 носителя сандалий.

Оружие даймё (с числом носильщиков): 3 лука (3 чел.), 3 колчана (6 чел.), 2 нагината (3 чел.), 2 пики (3 чел.), 2 нодати  (3 чел.), 3 катана (3 чел), 1 вакидзаси (3 чел.).

Кроме хатамото, основную массу войска составляли отряды самураев и асигару, численность каждого из которых в среднем составляла 600-800 человек. Вначале отряды были разделены по родам оружия, и их командиры назывались тайсё («генерал»), каждый из которых имел особое название, например, яридайсё  – командующий пикинерами, тэпподайсё – командир аркебузиров, юмидайсё – командир лучников. Некоторые кланы отдавали предпочтение какому-то одному виду оружия. Так, Ода и Асаи в основном вооружали асигару аркебузами, Ходзё питали пристрастия к пикам, а Такэда Сингэн сделал ставку на многочисленную, хорошо обученную кавалерию. Ядро его армии составляли 3 740 всадников-самураев, на каждого из которых приходилось по 4 пехотинца-асигару, что в сумме давало 14 960 профессиональных солдат. Позднее, однако, отряды утратили свою специализацию, и стали формироваться из всех родов оружия. Вот состав контингента Датэ Масамунэ, который он направил на подмогу Токугава Иэясу в 1600 г.: 420 всадников, 1 200 аркебузиров, 850 копейщиков, 200 лучников, 330 знаменосцев, слуг, носильщиков и т.д., всего 3 000 человек. Для участия в Корейской войне даймё Мацуура Сигэнобу послал отряд в 120 конных самураев, 450 пеших самураев, 370 аркебузиров, 110 лучников, 150 пикинеров, 120 командиров асигару, 800 хатамото, 880 рабочих и слуг. Еще один отряд, о принадлежности которого не сообщается, состоял из 170 всадников, 350 аркебузиров, 150 копейщиков, 60 лучников и 20 знаменосцев (всего 750 человек). Эту пропорцию в целом можно считать типичной для последней четверти XVI – первой половины XVII вв.

Как видно, на рубеже веков большую часть войска составляли аркебузиры (около 40% всех солдат) и пикинеры. Набиравшиеся из асигару, они делились на десятки, которыми командовали простые самураи. «Взвод» из 30-50 человек состоял под командой  когасира («лейтенанта»), а «батальон» из 500-700 пехотинцев подчинялся моногасира («капитану»). Фактически к этому времени самураи занимали в армии только командные должности, начиная с унтер-офицерских и заканчивая постом сёгуна, военного диктатора, и исключения составляли только хатамото, бывшие в своем роде «офицерскими полками».

Кроме войск, непосредственно принимавших участие в сражении, большой процент армий составляли службы снабжения – конидатай. Теоретически любая армия могла прокормить себя грабежом, как, например, происходило в Европе, но на практике крестьяне покидали свои дома, спрятав продовольствие, и укрывались за стенами ближайшего замка или монастыря. В таких условиях сохранить армию мог только регулярный подвоз продовольствия, и плохая его организация решила исход многих кампаний – и первая осада кланом Мори замка Гассан-Тода в 1542 г., и осада Уэсуги Кэнсин замка Одавара в 1561 г. сорвались именно по этой причине. Проблема снабжения представляется еще более сложной, учитывая географические особенности Японии. Использование лошадей, и так немногочисленных, было проблематичным, поскольку равнины и долины отделены друг от друга горными перевалами и ущельями. Пути подвоза продовольствия крайне ограничены, это обычно одна, в лучшем случае две горных тропинки, весьма уязвимых для неприятеля. Реки невозможно использовать для транспортировки, так как они мелки, стремительны и стекают с горных склонов прямо в океан. Путник, двигающийся вдоль берега моря, иногда вынужден пересекать по нескольку таких речек на милю пути. Единственным выходом из положения были пешие носильщики, и их число всегда было велико, несмотря на то, что весь свой скарб самураи несли сами. Примером организации конидатай служит обоз армии Симадзу (1576):

«Приготовления к походу:

Владельцы одного тё: один человек с каждого тё, хозяин со слугой, с собственным рисом для пропитания. Затем, один вспомогательный рабочий (цумэфу) должен быть предоставлен храмом [на каждый тё земли]; три тягловых лошади должны быть предоставлены храмом. Затем, взять следующие инструменты: 1 тэкабуси, длиной 3,5 сяку и шириной 2,5 сяку; 1 бревно, длиной 6 сяку; 1 мотыгу; 1 большой топор, 1 серп, 1 пилу, 1 долото, 1 тесло, 1 корзину для переноски земли, 1 моток веревки.

...Перечисленные инструменты следует принести в лагерь из расчета [комплект инструментов] на один тё земли.

Те, у кого от 100 до 1000 тё земли, должны предоставить все, как владельцы одного тё [пропорционально величине владения]. Те, кто не имеет земли, должны обеспечить одного цумэфу на каждых двух из них; так же должны [прислать людей] храмы и монастыри; провизию принести с собой. [По] три тягловых лошади должны быть предоставлены храмами таким же образом.

На тридцать дней рис нужно приносить с собой; свыше этого, рис будет поставляться командирами. Те, у кого от 5 до 9 тан земли, должны весь рис иметь свой; те, у кого от 1 до 4 тан земли, будут получать рис от командиров.

1 день 8 месяца 4 года Тэнсё (24 августа 1576 г.)»

   В каждой армии были также подразделения со специальными функциями. Разведчики назывались мономи и собирались в отряды различной величины: оо-мономи – 100 разведчиков на 1000 воинов, нака-мономи – 50 разведчиков на 1000, сё-мономи – от 1 до 45 на 1000 человек. Для передачи приказов на поле боя служили гонцы (цукаи). Например, у Токугава Иэясу был отряд из 28 гонцов, называвшийся Уцукаи бан. Они отличались от остальных самураев большим заспинным знаменем сасимоно с иероглифом го – «пять». Служба гонцов была опасной и ответственной, в них отбирали только самых умелых и преданных самураев. В тылу такие же функции выполняли обычные скороходы-асигару. Другим средством управления войсками были звуковые сигналы. Около полевых ставок даймё обычно располагались большие сигнальные барабаны, медные гонги и трубы хорагаи, сделанные из больших морских раковин. Они издавали низкий хриплый рев. Непосредственно рядом с даймё всегда находились знаменосцы – штандарт князя должен быть виден с любой точки поля битвы, а его размеры требовали участия множества людей. Так, тот же Иэясу имел в качестве штандарта огромный золотой веер шириной 1,5 м, закрепленный на пятиметровом древке. На каждой его стороне было нарисовано по красному солнцу.

   Примером типичной феодальной армии может служить войско Симадзу, собранное для вторжения в Корею (1591):

«Симадзу Ёсихиро:

95 конных самураев, каждый с доходом 1050 коку и в сопровождении 34 пехотинцев, всего 3 230 человек;

24 конных самурая, каждый с доходом 510 коку и в сопровождении 17 пехотинцев, всего 408 человек;

143 конных самурая, каждый с доходом 300 коку и в сопровождении 10 пехотинцев, всего 1 430 человек;

300 пеших самураев-землевладельцев, каждый в сопровождении 3 рабочих, всего 1 200 человек;

500 безземельных самураев, каждый в сопровождении 2 рабочих, всего 1 500 человек;

665 носильщиков оружия;

2 000 собственных рабочих даймё;

2 000 матросов;

Всего у Ёсихиро 12 433 человека.

Провизии для этих людей на 5 месяцев, включая матросов, 10 522,9 коку риса. 272 лошади. Провизии для них 616 коку бобов на 5 месяцев, из расчета 2 сё на каждую лошадь в день. Риса и бобов вместе 11 438,9 коку.

Симадзу Юкихиса:

   9 конных самураев в сопровождении 332 человек;

 Идзюин Тадамунэ:

   69 конных самураев в сопровождении 2 332 человек;

Всего у Юкихиса и Тадамунэ 350 всадников и 2 392 пехотинца.

Всего в армии 15 175 человек.»       

 

Асигару.

В буквальном переводе «легкие на ногу». Впервые появившись в период войны Онин, вначале асигару состояли из беднейших крестьян и асоциальных элементов. Совершенно ненадежные в бою, толпы пехотинцев легко меняли хозяев и наводили ужас на крестьян, живя мародерством и разбоем. К середине XVI в., однако, асигару уже набирались из зажиточных частных землевладельцев и даже арендаторов земли. Вооруженные «неблагородным» огнестрельным оружием и длинными пиками, постепенно они стали главной силой на поле боя, решая исход большинства сражений. После «охоты за мечами», предпринятой Хидэёси в 1588 г., асигару были поставлены перед выбором – стать самураями, полностью зависящими от господина, либо обрабатывать землю, сохранив видимость свободы. Тем не менее их еще использовали до середины XVII в., пока не произошло окончательное выделения самурайства как замкнутой касты. 

 

 

Свиток, изображающий битву при Нагасино.

Оригинал (в виде шестичастной ширмы) находится в Музее Искусств Токугава.

 

 

 

 

Вернуться в раздел материалов



[1] О военных аспектах Симадзу известно особенно много благодаря сохранившимся документам родственной им семьи Ирики с о.Кюсю.

[2] Должность, промежуточная между комиссаром и адъютантом – личный представитель даймё, командующий боевой единицей или надзирающий за выполнением приказов.

 

  build_links(); ?>