Куросукэ Арисада, Миннакири Дзёю

 

Знаки различия воинов феодальной Японии

На протяжении всей японской истории отличительным знакам придавалось большое значение. Мы не знаем достоверно, какой характер они носили в период древнеяпонского государства (IV-VII вв. н.э.), и первые сведения имеем о периоде Нара (709-794), когда структура японского общества стала носить четко выраженный иерархический характер. Система чиновничьих рангов, заимствованная из Китая, поделила все господствующее сословие на 12 ступеней, различающихся между собой цветом платья. Надо сказать, что идентификационное значение одежды в японском обществе сохранялось вплоть до конца XIX в.

 

Воины (самураи, или буси) поначалу не были представлены в сложившейся ранговой системе. До XII в. это сословие, несмотря на свою силу, было презираемо высшим чиновничеством, за что последнее и поплатилось в период смут годов Хогэн (1156 г.), годов Хэйдзи (1160 г.) и кровопролитной войны Минамото и Тайра (войны Гэмпэй, как ее называют в Японии, происходившей с 1180 до 1185 г.), после которой, собственно, и установилась военная диктатура – сёгунат, продолжавшаяся до 1868 г.

 

Битвы самураев X-XIII вв., как и рыцарские сражения в средневековой Европе, были прежде всего поединками воинов-одиночек. Чем более знатного воина победил самурай на поле боя, тем большую награду он получал от господина. Чтобы определить ранг противника, достаточно было взглянуть на него, поскольку знатные самураи предпочитали определенные сочетания цвета доспеха и кафтана, надевавшегося под него (хитатарэ). Доспех знатного воина, сражавшегося на коне, о-ёрой, плотно переплетался шелковыми или кожаными шнурами различных цветов. Поскольку строение всех о-ёрой было практически одинаковым, доспехи классифицировали по типу и цвету шнуров. Шнуровка могла быть одноцветной и разноцветной, причем довольно сложного рисунка. В сочетании с цветом хитатарэ, которое часто украшали родовыми гербами, раскраска доспеха, часто богато украшенного золотом, позволяла легко обнаружить известного воина в пылу сражения и вызвать его на бой.

 

Другими отличительными признаками знатных самураев были кувагата и хоро. Кувагата – медная, часто позолоченная накладка на переднюю поверхность шлема в виде двух высоких, расширяющихся на концах рогов. Во времена Минамото и Тайра ее носили только военачальники, и лишь к концу XIV-XV вв. кувагата получила более широкое распространение.

Хоро – аналог европейского плаща. Это была плотная хлопчатобумажная или шелковая накидка, нижний конец которой заправляли за пояс так, чтобы при быстрой скачке на лошади она раздувалась подобно парусу. Кроме идентификационной функции (хоро обычно была ярких цветов и даже полосатая), по мнению некоторых исследователей, она также служила защитой от стрел, поскольку легкие японские стрелы, сделанные из бамбука, в ней застревали. Подобный защитный элемент не был известен более нигде, кроме как в Японии. К XVI в. хоро стали натягивать на каркас из китового уса, чтобы она казалась развевающейся на ветру, в этом случае она явна теряла свою защитную функцию, но продолжала оставаться средством идентификации владельца. Ода Нобунага использовал два отряда гонцов (цукай), в одном из которых воины носили черные хоро, а в другом красные. Соответственно, отряд с красными хоро назывался Акахоро-сю, а с черными — Курохоро-сю. Гонцы же Тоётоми Хидэёси носили желтые хоро. 

 

Надо сказать, что иногда знаки различия носили весьма оригинальный характер. В «Повести о доме Тайра» описан такой необычный способ идентификации: молодой самурай Кадзивара Кагэсуэ, идя на приступ вражеской крепости, воткнул себе в колчан ветку цветущей сливы, чтобы отец не потерял его из виду. Кстати, эта предосторожность спасла ему жизнь, поскольку раненый Кагэсуэ был окружен врагами, жаждавшими его смерти, но отец, видя такой поворот событий, кинулся ему на помощь и спас сына.

 

Хата-дзируси

Имагава Ёсимото

Кроме индивидуальных отличительных знаков военные кланы, сложившиеся в IX-XI в., уже имели знаки отличия, единые для всего рода. Это были знамена, известные как хата-дзируси – длинное, узкое полотнище, верхней частью закрепленное на поперечной перекладине, которая, в свою очередь, крепилась за середину на вертикально установленном древке. Получалось подобие хоругви шириной 60-90 см и в 8-10 раз большей длины. Нижний конец обычно никак не закрепляли, и знамена свободно развевались на ветру, что широко представлено на иллюстрированных свитках того времени. Хата-дзируси Тайра и Минамото отличались только раскраской – первые имели знамена красного цвета, вторые белого. Кстати, эта особенность часто позволяла сравнивать войну Гэмпэй с войной Алой и Белой роз в Англии XV в.

 

 

В верхней части знамен рисовали родовой герб (камон или просто мон). Считается, что моны появились около 1100 г. и сначала были распространены преимущественно в среде придворной аристократии. Первые гербы происходили, вероятно, от родоплеменных тотемов и носили растительно-животный характер. Так, гербом Тайра была бабочка, гербом Минамото – листья и цветы бамбука. Менее значимые кланы, бывшие вассалами одного из упомянутых, помещали свой мон на знамени принятого у сюзерена цвета.

 

 Поначалу достаточно единообразные значки стали заметно меняться после знакомства японцев с тактикой монголов, предпринявших две попытки завоевания архипелага в XIII в. Прекрасно организованные, отличавшиеся железной дисциплиной, взаимовыручкой и высоким боевым духом отряды монголов без труда одерживали победы над самураями-одиночками. Убедившись в преимуществе подобного способа ведения военных действий, с начала XIV в. японцы стали сражаться в основном в пешем строю, используя длинные копья и большие деревянные щиты татэ.

 

Переносные щиты татэ использовались исключительно для защиты стрелков – сперва лучников, потом и аркебузиров. Копейщики и меченосцы в поздней японской истории ручных щитов никогда не использовали.  На щитах, как правило окрашенных в белый цвет, помещали родовой герб и/или одну или несколько поперечных полос. Подобного рода рисунок, представляющий сочетание мона (идентификационный знак воюющей стороны) и одной/нескольких полос (опознавательный значок подразделения) характерен для всех остальных знаков отличия в японской истории, таких, например, как наплечные и нашлемные флажки, чехлы колчанов и заспинные знамена.

 

Еще одним предметом, использовавшимся в качестве основы для нанесения изображений, были особенные пологи дзинмаку, которыми огораживали ставку полководца. Они издревле использовались в качестве занавесок, отгораживающих одну часть дома от другой, место для знатных гостей при театральных представлениях и т.д. С XIV в. дзинмаку прочно вошли в обиход военачальников. Их обычно шили из горизонтальных полос материи, числом 5, и в высоту дзинмаку достигали 2-2,5 м. Между полосами оставляли несшитые участки — во-первых, они пропускали воздух и при сильном ветре не давали пологу опрокинуться, а во-вторых, через них можно было наблюдать за происходящим снаружи. Большинство дзинмаку было белыми, с черным родовым гербом, нанесенным в центре каждого полога на средней полосе. К XVI в., однако, дзинмаку все чаще стали делать цветными — красными, синими, зелеными, желтыми, черными и сшитыми даже из полос разного цвета. На цветных дзинмаку гербы были белыми, желтыми, или отсутствовали совсем, позволяя отличить владельца по сочетанию цветов.

Практически одновременно с употреблением изображений на щитах появились индивидуальные знаки различия. Еще во времена Гэмпэй самураи Минамото и Тайра иногда украшали свои доспехи ленточками принятых в каждом клане цветов. В XIV в. подобные ленточки превратились в содэдзируси – нарукавные флажки и касадзируси – нашлемные флажки. Типичный нарукавный флажок – прямоугольный кусок материи размерами обычно 3-4 сун на 1 сяку (9-12 на 30 см), узким концом прицепленный к верхнему краю наплечника содэ.

Касадзируси был практически такого же размера, но верхней частью оборачивался вокруг деревянной планки. За ее концы привязывали шнурок, который пропускали сквозь кольцо на задней поверхности шлема. Название этого кольца, касадзируси-но-кан, прямо говорит о его предназначении. Однако, учитывая существование кольца на шлеме с незапамятных времен, а документированное применение касадзируси только с XIV в., нельзя исключить, что первоначально кольцо имело какую-то неизвестную нам функцию.

 

Что касается рисунка нарукавных и нашлемных значков, он был такого же типа, что и рисунок на щитах – сочетание мона и полос, но иногда нес и какую-нибудь надпись (например, воззвание к божеству – «Наму Амида Буцу!» — «Слава будде Амида!» или «Хатиман Дайбосацу» — «Великий будда Хатиман» (Хатиман – японский синтоисткий бог войны).

 

Знамя

Ии

Наотака

С надписью

«Хатиман Дайбосацу»

Религиозные воззвания, часто одинаковые у обеих вооющих сторон, были призваны обеспечить победу или «подстраховаться» в случае поражения. Обычная окраска нарукавных и нашлемных флажков белая с черным или, реже, красным рисунком, однако они могли быть и других цветов. Так, в 1338 г., во время тяжелейших сражений между двумя ветвями императорского дома, император Го-Дайго пожаловал самым преданным самураям свое пурпурное нижнее платье, из которого те сделали себе касадзируси, ставшие отличительным знаком отряда телохранителей. Численность отряда составляла 800 чел. Конечно, нижнего платья императора, хотя и достаточно большого, вряд ли хватило бы на такое количество воинов. Здесь, вероятно, мы имеем дело с описанием действительно существовавшего отличительного знака, происхождению которого дано такое оригинальное объяснение.

 

В XV в. появился еще один опознавательный элемент в костюме воина – матерчатый чехол для колчана со стрелами. Колчаны раннего японского средневековья представляли собой низенькую сплетенную из соломы корзинку, крепившуюся на поясе справа. Легкие стрелы держались в ней за счет тяжелых наконечников. К описываемому периоду колчаны изменились, превратившись в закрытый футляр из дерева, кожи или папье-маше. Отверстие для изъятия стрел располагалось в нижней трети такого футляра, поскольку японцы вынимали стрелы не за оперение и через плечо, как европейцы, а взяв их непосредственно за ближайшую к наконечнику часть, приподняв и вытаскивая вперед и вниз. Такой футляр вскоре стали покрывать матерчатым чехлом с опознавательным рисунком – гербом и/или полосами. Знатные самураи могли иметь цветные чехлы – красные, оранжевые, пурпурные, светло-синие.

 

Знамя

Ходзё

Удзиясу

Расцветом различного рода опознавательных знаков можно считать «Период воюющих провинций» (Сэнгоку-дзидай). Начало его относят к войне годов Онин (1467-1477 гг.), а конец к моменту основания Токугавского сёгуната (1603 г.). В это время Япония была поделена более чем на 200 самостоятельных княжеств, возникавших как грибы после дождя и так же стремительно исчезающих. Не проходило ни одного года без кровопролитных сражений. Стремясь увеличить свои армии, удельные князья, даймё, рекрутировали в них крестьян, которых называли асигару – «легконогие». Чтобы организовать, дисциплинировать эти массы и заставить их сражаться, нужна была изощренная система опознавательных знаков и сигналов. Самым большим изобретением в этой области стало появление заспинного знамени – сасимоно. Похожие идентификационные знаки встречаются в истории лишь дважды: это знаменитые «крылья» польских гусар XV-XVI вв., которые служили отличием главнейших полков (хоругвей) и заспинные фигуры животных, использовавшиеся в государстве ацтеков как знаки воинского ранга. Однако, ни один из этих знаков не был так информативен, как сасимоно.

 

Сасимоно появились как минимум после 1485 г., когда впервые возник сам тип такого знамени. До этого времени повсеместно использовались только хоругвеобразные хата-дзируси, пока в провинции Ямасиро не возник конфликт между двумя ветвями фамилии Хатакэяма. Естественно, используя один только родовой герб, противники не могли различить друг друга. Тогда одна из сторон изменила вид хата-дзируси: верхнюю поперечную планку стали крепить к древку за один конец. Такое знамя, напоминающее букву «Г», стали называть нобори.

Нобори

Тёсокабэ

 Моритика

 

 

Итак, основным типом сасимоно был нобори, только значительно уменьшенный в размерах. Средние размеры полотнища составляли 1 сяку в поперечнике (30 см) и 3-4 сяку в длину (90-120 см). Оно крепилось на легком и прочном каркасе из бамбука. Одевая эту конструкцию, нижний конец древка сначала пропускали через кольцо, располагавшееся на доспехах приблизительно посередине лопаток или чуть выше, а затем упирали в кожаный кармашек на уровне пояса сзади. Позднее, во второй половине XVI в., когда ношение сасимоно стало почти повсеместным, для держания заспинного знамени стали использовать узкий деревянный короб, четырехугольный в поперечном сечении, располагавшийся на задней части доспеха от пояса до лопаток.

 

 

Кроме прямоугольных сасимоно, изредка встречались квадратные знамена, и совсем редко экзотические варианты — шесты с навершием в виде солнца или луны, тыквы, сделанной из дерева или папье-маше, родового герба, рогов, бунчуков и т.п. Вариантов было множество, но существовали такие сасимоно в единичных экземплярах. Их использовали самураи-командиры отрядов асигару, чтобы выделяться из массы своих воинов. Еще один вариант сасимоно мы можем видеть на гравюрах — это два или три древка, воткнутых в один держатель на спине воина или в специальные кармашки по бокам седла. Такие сасимоно имеют более узкое полотнище и тонкое древко в сравнении с обычными заспинными знаменами и чаще являются принадлежностью всадников.

 

Знамя

Маэда

Тосииэ

Можно выделить несколько типов изображений на сасимоно. Прежде всего, это помещение в верхней части полотнища мона, как и на старых хата-дзируси. Без сомнения, это был самый распространенный рисунок. Вариантом такого знамени было изображение трех (гораздо реже двух или пяти) одинаковых объектов, симметрично располагающихся по высоте знамени. Если мон был один, под ним могли помещать одну или несколько поперечных или расположенных под углом полос (уже знакомый нам знак подразделения). Самая частая раскраска – черный рисунок на белом поле. Другими цветами, использовавшимися на белом, были красный, синий, коричневый и зеленый. Реже сасимоно было цветным – желтым, красным, черным, синим, зеленым. На таких знаменах изображения обычно контрастные, белые на темном фоне. Не обязательно цвет герба или другого изображения совпадал с цветом добавочных полос. Например, красное сасимоно с белым моном и черными полосами под ним вполне имело право на существование.

 

Знамя

Киккава

Мотохару

Другим популярным рисунком сасимоно было использование полос отдельно, без употребления герба. В некоторых случаях это стилизация мона, представленного, например, тремя поперечными чертами, вписанными в круг. Такие знамена носили воины Киккава Мотохару. В данном случае сасимоно – это рисунок герба, изъятого из своей циркулярной оболочки. В остальных случаях сочетание 2-3 цветов даже без использования герба могло говорить современникам о принадлежности войск к какому-то конкретному роду, предпочитавшему определенные цветовые сочетания.

 

Знамя

Хонда

Тадакацу

Еще один тип изображений на знаменах близок к монам, но не относится к ним. Скорее всего, его можно определить как инициалы. Так, сасимоно с черным кругом в верхней части использовал Курода Нагамаса (куро-да по-японски значит «черное поле»), знамя с иероглифом «и» («колодец») носили самураи Ии Наомаса, сподвижник Токугава Иэясу Хонда Тадакацу имел на знаменах первый иероглиф его фамилии — «хон» («книга»), а известный воин и по совместительству монах Уэсуги Кэнсин, владетель северной провинции Этиго, поместил на своих знаменах иероглиф «би» – первый иероглиф имени божества Тохати Бисямона, защищающего северную часть мира от врагов буддизма. В этих случаях легко узнаваемое изображение на знаменах позволяло определить принадлежность войска. В других случаях иероглифы помогали уточнить конкретное подразделение. Так, гвардия князей Ходзё имела сасимоно с родовым гербом в верхней части полотнища, под которым располагался один иероглиф, различный в каждом взводе (двадцать солдат). 48 взводов собирали в роты, которых всего было семь. В разных ротах цвета сасимоно были разными – желтыми, черными, синими, красными и белыми. Когда войско шло в походном порядке, иероглифы на знаменах складывались в стихотворение:

 

Краски боевых знамен впечатляют, но и они выцветают

В нашем мире ничто не длится вечно

Преодолей сегодня высокую гору жизненных заблуждений

И больше не будет пустых грез, не будет опьянения

 

 

Большие знамена, употреблявшиеся для обозначения полевой ставки феодального князя, даймё, и крупных воинских соединений, в XVI в. были нескольких типов. Самый старый, хата-дзируси, стал к этому времени и самым редким. Интересно, что он чаще использовался в самурайских родах, гордившихся своими древними корнями и как бы олицетворял благородное происхождение владельца.

 

Другой тип знамени, нобори, был распространен гораздо шире. Несмотря на разную форму, рисунки на обоих типах знамен были похожи. В отличие от монохромных, как правило, сасимоно, хата-дзируси и нобори чаще делали разноцветными. Родовой герб и здесь был самым распространенным рисунком, но отличительным цветам клана придавалось гораздо большее значение.

Знамя

Акэти

Мицухидэ

Так, знамена Ода Нобунага были желто-черные, Такаяма Укон бело-красные, Акэти Мицухидэ бело-голубые. В клане Такэда предпочитали красные знамена. Эти особенности были характерны для князей центральной и северо-восточной Японии. Однако на юго-востоке и острове Кюсю основная цветовая гамма оставалась черно-белой. Старые, знатные воинские роды  Оути и Отомо, и молодые, агрессивные Мори и Симадзу имели белые знамена с черными фамильными гербами. Вариантом были такие же знамена, на которых изображение мона сопровождалось помещенными сверху или снизу  надписями религиозного содержания.

 

Совершенно другой тип знамен самураев обычно обозначается как штандарт. Он называется ума-дзируси – «лошадиное знамя». Такое необычное название восходит, вероятно, еще к древнеяпонской истории, когда, судя по литературным источникам, использовались какие-то знаки, сделанные из лошадиных хвостов. Упоминание об этом сохраняется еще в «Повести о годах Хогэн», созданной в конце XII - начале XIII в. Надо полагать, что такие знамена употреблялись и в средние века, но не были широко распространены. В XVI в. стремление к легкой узнаваемости привело к образованию множества ума-дзируси необычной формы. Так, Ода Нобунага имел в качестве главного штандарта (о-ума-дзируси) огромный красный зонтик, а в качестве «малого» штандарта (ко-ума-дзируси) красную кардинальскую шляпу на длинном шесте, Тоётоми Хидэёси употреблял древко, на конце которого была укреплена большая золотая тыква-горлянка, сделанная из дерева; по преданию, после каждой выигранной битвы (а он их не проигрывал) Хидэёси прибавлял к большой тыкве маленькую, так что со временем штандарт превратился в гроздь тыкв и приобрел фигуральное наименование «Тысяча тыкв». О-ума-дзируси Токугава Иэясу был сделан в виде золотого веера с длинной стороны 1,5 м, укрепленного на пятиметровом шесте, а ко-ума-дзируси — в виде медного диска, в верхней части которого было вырезано отверстие так, чтобы получился полумесяц с замкнутыми краями. Другими вариантами ума-дзируси были шлемы на шесте, натянутые на каркас накидки хоро, пучки золоченых бумажных полос гохай, имевших ритуальное значение.

 

Ума-дзируси

Сакакибара

Ясукацу

Однако большинство ума-дзируси представляли собой почти квадратное полотнище, прикрепленное на Г-образном древке. Оно называлось сихан. Обычно на сихан помещался не мон, а какой-нибудь другой знак. Это было нужно, поскольку гербы часто были похожи друг на друга и с большого расстояния их было трудно отличить. Самыми распространенными изображениями были рисунки солнца и луны. Первое, красного цвета, помещали на свои сихан Уэсуги Кэнсин (на синем фоне), Датэ Масамунэ (на белом фоне) и Токугава Иэясу (в центре золотого веера). Желтое солнце использовал Уэсуги Кагэкацу (ум.1623) – на синем фоне. Луну, белого цвета, несли черные ума-дзируси Асано Нагасигэ (1588-1632) и красные — Сакакибара Ясукацу (1590-1614).

Нобори

Сакаи

Тадацугу

Те же элементы на нобори обычно группировали по три, реже по пять и по два, и в единичных случаях по семь и по девять. Так, три белых круга имели Отани Ёсицугу (1559-1600) — на черном фоне, и Тода Токатора (1556-1630) — на синем, красные круги на черном фоне Исида Мицунари и на белом — Сакаи Тадацугу. Некоторые даймё имели черные круги на нобори — Тёсокабэ Моритика и Яманоути Кацутоё на желтом фоне и Такэнака Сигэкадо на белом. Синие круги несли белые нобори Тода Сигэмаса и Тэрасава Хиротака.

 

Ума-дзируси

Санада

Юкитака

Другими рисунками были монеты – черные круги с квадратным отверстием в центре – и яномэ («змеиный глаз») – кольцо с довольно толстыми краями. Нобори Ода Нобунага нес силуэтные изображения трех черных монет на желтом фоне, а семья Санада имела квадратный сихан с изображением шести черных монет (по три монеты в два ряда), причем каждый полководец этого рода имел свой цвет знамени: зеленый, красный, розовый. Интересно, что «Шесть монет» были только военным гербом Санада, в мирной же жизни они использовали мон в виде стилизованной дикой утки (кари).  Яномэ несли квадратные ума-дзируси даймё Андо Сигэнага (желтый на красном), Хори Тикаёси (белый на черном), Мацудайра Яматоноками (белый на красном) и Мидзогути Нобунао (желтый на черном). Другие даймё имели на сихан равносторонние ромбы, также полые внутри (кугинуки). Это были Отавара Харукиё (белый на черном), Маэда Тоситака (золотой на белом) и Хори Наоёри (желтый на черном).

 

Ума-дзируси

Тории

Тадамаса

Другими распространенными знаками были веера (красный сдвоенный веер у Мацудайра, красный веер с белым кругом у Сатакэ Ёсинобу), мицудомоэ (три «запятых», вписанных в круг), кюё («девять звезд» - девять кругов, один в центре и восемь вокруг него), хикирё (круг, перечеркнутый двумя или тремя горизонтальными чертами), священные ворота тории, свастики (монгара), и стилизованные изображения различных растений (цветков дыни, сливы, вишни, листьев дуба) и животных (уток, журавлей, зайцев).

 

Особого упоминания заслуживают различные изречения, помещавшиеся на знаменах. Кроме самого распространенного слогана «Хатиман дайбосацу», надписи могли быть следующего содержания:

 

Знамя

Такэда

Сингэн

·         Знаменитый Такэда Сингэн имел на темно-синем нобори золотые иероглифы, складывающиеся в цитату из древнекитайского сочинения «Сунь-цзы»: «Быстрый как ветер, неторопливый как лес, беспощадный как огонь, неподвижный как гора». Сокращенно этот штандарт назывался «Фуринкадзан», что означает «Ветер, лес, огонь, гора».

 

Хата-дзируси

Токугава

Иэясу

·         У Токугава Иэясу был белый хата-дзируси, доставшийся от отца, с девизом буддийской секты «Чистой земли» — «Энри Эдо Гонгу Дзёдо» («Отвлекаясь от земной юдоли, радостно вступаем на праведный путь, ведущий в Чистую Землю»).

 

Нобори

Исида

Мицунари

·         Исида Мицунари имел на белом нобори девиз «Тайдайман тайдайкити», что можно примерно перевести как «Великая, огромная, десятитысятитысячная удача». Иероглифы были сгруппированы кроссвордом и одновременно служили гербом владельца, что является исключительным случаем, поскольку иероглифы включались в герб весьма редко и обычно в сочетании с каким-либо рисунком.

 

Хата-дзируси

Оути

Ёситака

·         Оути Ёситака, даймё провинций Суо и Нагато, имел хата-дзируси с родовым гербом, которое несло следующую надпись: «Мёкэн – великий будда, Хатиман – великий будда, Великий храм светлейшего Императора, Сумиёси - великий бог, Сига - великий бог». Такие пространные лозунги, очень типичные для XIV-XV вв., ко времени Сэнгоку Дзидай почти исчезли со знамен самураев.

 

Набори

Бан

Наоюки

·         Интересную и редкую надпись имел на знамени малоизвестный самурай Бан Наоюки, погибший, по-видимому, в летней кампании при Осака в 1615 г. На его белом нобори было начертано: «Хандан Уэмон», что означает «Правая дворцовая гвардия. Отряд сопровождения». Все три существовавших гвардии (лейб-гвардия, императорская гвардия и дворцовая гвардия) делились на правую и левую. К периоду Сэнгоку Дзидай только гвардия Эмонфу (дворцовая) сохранило свое функциональное значение, т.к. была тесно связана с полицией.  Возможно, либо сам Наоюки, либо кто-то из его предков служил в дворцовой гвардии и носил номинальный титул, звучавший подобным образом.

 

Таким образом, как в доспехах и вооружении, так и в различных средствах идентификации японские воины также проявляли свою неповторимую оригинальность. Мы можем проводить только приблизительные параллели со знаменами и другими идентификационными средствами их европейских и азиатских коллег. Некоторые средства идентификации самураев вообще не имеют аналогов в мировой истории.

 

Тема знамен и штандартов феодальной Японии еще ждет своего профессионального исследователя, мы же своей статьей попытались лишь приоткрыть завесу тайны над столь интересной для любителей истории феодальной Японии темой.

 

Таблица изображений знамен и штандартов с комментариями

 

Вернуться в раздел материалов

 

  build_links(); ?>